Можно ли самому удалить себе аппендикс?

Казалось бы, ответ очевиден. Удаление воспалённого аппендикса — одна из наиболее распространённых полостных операций, однако проводится она под общим наркозом обученной хирургической бригадой. Да, в последнее время появились всякие хитрые техники, например, эндоскопия, при которых разрез получается минимальным, но которые крайне требовательны к навыкам и умениям медперсонала. Так что нет, самостоятельно удалить себе аппендикс нельзя.


Но если такая операция — единственный шанс на выживание, то приходится творить невозможное. Официальная медицина зарегистрировала один (!) случай, когда профессиональный хирург самостоятельно провёл себе операцию по удалению аппендицита.


1961 год. Арктическая станция Новолазаревская. Во время плановой зимовки случилось ЧП — симптомы аппендицита проявились у единственного врача на базе — Леонида Рогозова. Связь только через радио, ближайший корабль придёт по графику чёрт-знает когда, погода — абсолютно нелётная, и улучшение не предвидится в ближайшее время. А аппендицит продолжает прогрессировать…

Аппендицит — воспаление червеобразного отростка слепой кишки. Характеризуется, как правило, общим повышением температуры, резкими болями в нижней части живота и другими общевоспалительными симптомами. Если не лечить — два варианта. Первый (маловероятный) — воспаление проходит само, отросток зарастает соединительной тканью, припаивается к окружающим органам и больше уже никого не беспокоит. Второй (наиболее частый) — отросток лопается, начинается перитонит (масштабное воспаление брюшины), который приводит к смерти в подавляющем большинстве случаев.

Рогозов всё это, разумеется, знал, благо на тот момент имел уже определённый опыт. Да и не пустили бы на полярную станцию человека, который плохо знает свою работу. Надежды на благоприятный вариант закончились быстро, даже несмотря на все принятые меры консервативного лечения. Ситуация стремительно ухудшалась. Поэтому хирург решил бороться за свою жизнь во что бы то ни стало и стал подготавливать операцию по удалению аппендикса.

Что ему, собственно, предстояло самостоятельно сделать:
-Обработать операционное поле
-Ввести местный наркоз
-Разрезать кожу, мышечный слой, пристеночный слой брюшины, пережимая кровеносные сосуды
-Найти отросток, перекрыть в нём кровоток, обрезать придерживающую брыжейку и удалить аппендикс
-Наложить шов на кишке
-Зашить брюшину, мышечный слой и кожу

В техническом плане, всё довольно просто. В наше время такие операции доверяют проводить студентам на интернатуре. А для профессионального и опытного хирурга это вообще раз плюнуть. Но не в том случае, если всё это приходится проделывать на самом себе.

Какие могли быть трудности?
-Операционное поле плохо видно. Рогозов приспособил систему зеркал, которую удерживал один из его товарищей-ассистентов.
-Сложно подобрать адекватную дозу анальгетика. Хирург комментировал свои действия, чтобы товарищи могли понять, если сознание начнёт путаться.
-Воспалённый отросток мог тупо порваться в результате неаккуратных действий. А это чревато перитонитом, который уже самостоятельно хрен вылечишь. Всё проделывалось крайне медленно и осторожно, но успели чуть ли не в последний момент.
-Кровопотеря, которую никак не компенсировать. По итогам, Рогозов чрезвычайно ослабел, но в сознании оставался.
-Время. Чем дольше идёт операция — тем сильнее устаёт врач. Приходилось останавливать на полминуты каждые 5 минут работы — иначе руки бы совсем отказали и удалить аппендикс не получилось бы.

В общем, картина следующая. Суровый двадцатисемилетний мужик лежит на спине и голыми руками копается в собственных кишках, спокойно комментируя происходящее. У ассистентов медицинского образования нет — они вообще человека изнутри первый раз видят, даже внутривенные уколы делать не умеют и с трудом удерживаются от падения в обморок. И так почти 2 часа.


Всё получилось, температура упала через 2 дня, швы сняли через неделю, Рогозов вернулся из экспедиции, продолжал оперировать, возглавил хирургическое отделение при Санкт-Петербургском НИИ физиопульмонологии и умер только в 2000 году. В мировой медицине аналогов его подвига нет!