Рождетвенская притча.



Жил-был один сапожник. Овдовел он, и остался у него маленький сын. И вот накануне праздника Рождества Христова мальчик говорит своему отцу:
— Сегодня к нам в гости придет Спаситель.
— Да полно тебе, — не поверил сапожник.
— Вот увидишь придет. Он Сам мне об этом сказал во сне.

Ждет мальчик дорогого гостя, в окно выглядывает, а там все нет никого. И вдруг видит — во дворе на улице двое ребят бьют какого-то мальчишку, а тот даже и не сопротивляется. Выбежал сын сапожника на улицу, разогнал обидчиков, а избитого мальчика в дом привел. Накормили они его с отцом, умыли, причесали, и тут сын сапожника говорит:
— Папка, у меня двое сапог, а у моего нового друга пальцы из обуви вываливаются. Да-вай я ему свои валенки отдам, а то ведь на улице страсть как холодно. Да сегодня и праздник к тому же!
- Что ж, пусть будет твоя воля, - согласился отец.
Отдали они мальчишке валенки, и тот радостный, сияющий домой пошел.


Прошло некоторое время, а сынок сапожника все от окна не отходит, ждет в гости Спасителя. Проходит нищий мимо дома, просит:
— Добрые люди! Завтра Рождество Христово, а у меня три дня крошки во рту не было, покормите, Христа ради!
— Заходи к нам, дедушка! — позвал его через окно мальчик. — Дай Бог тебе здоровья! Накормили, напоили они с отцом старика, ушел он от них радостный.

А мальчик все Христа ждет, уже беспокоиться начал. Наступила ночь, на улице фонари зажглись, вьюга метет. И вдруг кричит сын сапожника:
— Ой, папка! Там какая-то женщина у столба стоит, да с ребеночком маленьким. Посмотри, как им, бедным, холодно! Выбежал сын сапожника на улицу, привел женщину с ребенком в избу. Накормили они их, напоили, а мальчик и говорит:
— Куда же они пойдут в мороз-то? Вон, на улице, какая метель разыгралась. Пускай, папка, они у нас дома заночуют.
— Да где у нас ночевать? — спрашивает сапожник.
— А вот где: ты на диване, я на сундуке, а они на нашей кровати.
— Что ж, пускай.

Наконец, все улеглись спать. И снится мальчику, будто приходит к нему наконец-то Спаситель и говорит ласково:
— Чадо ты Мое милое! Будь ты счастлив на всю твою жизнь.
— Господи, а я тебя днем ждал, — удивился мальчик.
А Господь говорит:
— Так Я к тебе три раза днем приходил, дорогой мой. И три раза ты принял Меня. Да так, что лучше и придумать нельзя.
— Господи, не знал. Но когда же?
— Вот не знал, а все равно принял. Первый раз ты не мальчишку спас от рук ребятишек- хулиганов, а Меня спас. Как Я когда-то принял от злых людей плевки и раны, так и мальчишечка этот... Спасибо тебе, мой родной. — Господи, а когда же Ты второй раз ко мне приходил? Я в окно все глаза проглядел, — спрашивает сын сапожника.
— А второй раз — вовсе не нищий, это Я к тебе приходил на трапезу. Вы с отцом сами корочки ели, а мне праздничный пирог отдали.
— Ну, а третий раз, Господи? Может быть, я бы тебя хоть в третий раз узнал?
— А третий раз Я у тебя даже ночевал со Своей матерью.
— Как же так?
— Когда-то нам пришлось бежать в Египет от Ирода. Так ты и Мою мать у столба, как в египетской пустыне, нашел, и пустил нас под свой кров. Будь счастлив, мой родной, вовеки!

Проснулся мальчик утром и первым делом спрашивает:
— А где же женщина с ребенком? Смотрит — а дома уже нет никого. Валенки, которые он вчера бедному мальчику подарил, снова в углу стоят, на столе — праздничный пирог нетронутый. А на сердце — такая несказанная радость, какой никогда вовек не было.
promo isursky march 1, 2015 17:01 73
Buy for 10 tokens
Очень часто, люди, увидевшие меня впервые в жизни, задаются вопросом, как с такими руками (пальцы рук практически не работают) ты умудряешься работать за компьютером и управляться с планшетом и прочими гаджетами? Как-как? Вот так! Жизнь заставит - не так раскорячишься! Поначалу туго было. В…
"Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне".
Мф. 25, 35-40