Слава, деньги, два коня…

Больше всего человек, как говорили древние, любит власть. Не любовь, как таковую, не признание и не деньги, а именно власть, потому что именно человеку слабому, у которого не хватает сил угнаться сразу за всем, может дать и первое, и второе, и третье. Причем чем слабее душою обладающий ею, тем сильнее он будет цепляться за любую возможность удержаться, не понимая (или не принимая факта – не суть), что этим он, может быть, убивает все дело, которым занимается.

Такая ситуация сейчас складывается в России в целой отрасли – в коневодстве, руководством (или, говоря, современным языком – курированием) занимаются люди, для которых давно уже единственной целью стала даже не нажива (это еще как-то можно было бы понять), а просто власть. Итоги такого правления – отрасль постепенно, медленно, но верно уничтожается: исчезает ценный племенной фонд.


Ситуация настолько критическая, что тем, кому не все равно, не осталось ничего другого, как написать официальное обращение к президенту. Автором обращения стала биолог, старший научный сотрудник Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН Вера Мысина (http://izvestia.ru/news/565184). Речь в послании идет о необходимости придать специальный статус орловской рысистой породе, которая фактически находится на грани исчезновения (http://vera-mysina.livejournal.com/6282.html)

Послушать руководство – все хорошо, даже просто отлично: и поголовье у нас на высоте, и вообще в мире мы чуть ли не впереди планеты всей. Риск исчезновения того же самого орловского рысака, о котором сейчас заговорили, по словам Галины Калинкиной (завотделом селекции Всероссийского института коневодства), невелик. Но, как следует из проведенного Верой Мысиной расследования, все далеко не так хорошо, «прекрасная маркиза». Во-первых, официальные лица (та же самая Калинкина и небезызвестный Калашников) в своих отчетах постоянно передергивают и даже подтасовывают цифры, указывая в документах то одни (около 1900), то совершенно другие (меньше 500) цифры необходимого для сохранения породы племенного ядра, хотя любому, даже отдаленно знакомому со спецификой отрасли специалисту ясно, что цифра должна быть никак не меньше 1,5 тысяч. В тоже время на просьбы придать охранный статус отечественным породам (тому же самому орловскому рысаку), чиновница Калинкина отвечает, что думать, дескать, надо было раньше. Но позвольте: когда же раньше? И кому думать? Может ей самой в пору ее присутствия в руководстве ВНИИКа в 1990-2000 – е годы? Пенять на президента (а также уповать на него) нынче весьма модно стало, но, может, действительно пришло время спросить с тех, кто реально отвечает за сложившуюся ситуацию? С тех, например, кто с 2088-го года, когда закончился очередной срок работы селекционной программы так и не удосужился ее продлить.

Власть – штука, безусловно, забавная, но, кроме всего прочего, она несет еще и известность, а вот последняя бывает весьма и весьма коварна: мы все помним великих созидателей, но точно также помним и Герострата, уничтожившего одно из чудес света, и Лысенко, убившего советскую генетику. Кем станут нынешние руководители российского коневодства – покажет время, но очень хочется верить, что это произойдет не за наш с вами счет.
promo isursky march 1, 2015 17:01 73
Buy for 10 tokens
Очень часто, люди, увидевшие меня впервые в жизни, задаются вопросом, как с такими руками (пальцы рук практически не работают) ты умудряешься работать за компьютером и управляться с планшетом и прочими гаджетами? Как-как? Вот так! Жизнь заставит - не так раскорячишься! Поначалу туго было. В…
Да вы ценный кадр. Я вот живу в деревне рядом татарское село, как думаете сколько у нас лошадей? Правильгно, ни одной! А лет 15 назад у татар через дом лошади были, но это ладно собственное подворье отдельный разговор. Тут же речь об отрасли и о достоянии страны, Рысаки Орловские на грани исчезновения, вот где печаль.
Жаль, что все так печально. А ведь прекрасное животное...
В старину считалось дурным тоном неумение сидеть в седле.

Сколько когда то страна валюты за эту породу отгребла. Похерили все.
Надеюсь, что там наверху рассуждают и решают, что делать и как поддержать развитие коневодства и орловской породы в частности, она не исчезнет совсем.
Жалко как лошадок. Загубить породу можно за несколько десятилетий, а может даже и лет, а вот восстановить поголовье, может и не удастся вовсе, никогда.
Если численность уже ниже, чем та, что требуется для сохранения породы племенного ядра, то меры надо принимать незамедлительно.